Дмитрий Николаевич Егоров
1878 – 1931

Дмитрий Николаевич Егоров - историк-медиевист, историк культуры, библиотековед, библиограф, ученик П.Г.Виноградова.  Родился 14 октября 1878 в г. Елец Орловской губернии в семье учителя. Рано лишившись отца, сумел окончить московское Петропавловское училище и в 1895 г. стал студентом историко-филологического факультета Московского университета.
В университете Егоров учился блестяще. После окончания преподавал в МГУ (1901-11, 1917-30 гг.) и других высших учебных заведениях.
Д.Н.Егоров занимался вопросами германской истории. Собственно исторические и источниковедческие сюжеты теснейшим образом переплетались с проблемами историографии и библиографии.
Первые печатные работы Егорова в этой сфере относятся к 1912 г. Он начал с рецензии на указатель начинающего немецкого историка П. Херре "Источники всемирной истории", в которой попытался сформулировать свою точку зрения на некоторые принципиальные вопросы, связанные с библиографической деятельностью.
В отличие от многих русских ученых, занимавшихся библиографией и ратовавших за максимально полные библиографические справочники, Егоров понимал утопичность таких попыток в условиях XIX в. с его огромной печатной продукцией. Выход он видел в создании выборочной библиографической информации, подготавливаемой специалистами. Почти одновременно с рецензией на книгу П. Херре вышел в свет редактировавшийся Егоровым и посвященный художественной литературе по всеобщей истории рекомендательный указатель Д.Г. Зандберг "Историческая беллетристика в школе". К этому труду своей слушательницы с Высших женских курсов, ценному нетрадиционной тематикой, четко сформулированными принципами отбора и подробным раскрытием содержания отобранных произведений, Егоров написал предисловие.
В 1913-15 гг. под редакцией Егорова издан в трех выпусках обзор "Русская литература по всеобщей истории". Этот указатель был не простым перечнем "новинок", а "библиографией осведомительной с кратким освещением существенного и, если возможно, краткой же критической акцентировкой", что достигалось наличием при библиографических описаниях сжатых рефератов.
С 1919 г. Егоров работал в библиотеке Румянцевского музея заведующим отделом всеобщей истории.
В феврале 1921 г. он был назначен одним из трех членов главной администрации Румянцевского музея и вскоре стал заместителем директора, сохранив заведование отделом всеобщей истории.
Когда директором Библиотеки им. В.И. Ленина стал крупный советский и партийный работник, известный историк партии В.И. Невский, Егоров был утвержден заместителем директора и членом правления библиотеки.


Пашков дом на Моховой, 26 — старейшая часть комплекса зданий Российской государственной библиотеки.

Обследовавшая библиотеку в 1924 г. комиссия Наркомпроса высказала ряд ошибочных рекомендаций: в частности, она предлагала постепенно свернуть работу над систематическим каталогом и значительно сократить количество работающих в научных отделах специалистов-отраслевиков. Против этих предложений выступил Невский. Единственным членом правления, у которого он нашел поддержку, был Егоров. Наиболее полно Дмитрий Николаевич выразил свое отношение к проекту новой структуры библиотеки на заседании ученого совета 17 ноября 1925 г. Он отметил, что в проекте игнорируются силы научных отделов, которые всегда оказывали библиотеке значительную помощь в решении экстренных задач, и указал на отсутствие в проекте внимания к систематическому каталогу, на подготовку которого уже затрачены огромные усилия и который не сможет быть закончен предусмотренными проектом силами.
В 1920-е гг. Егоров опубликовал ряд статей о состоянии библиотечного дела в СССР. Он справедливо связывал коренную "ломку" библиотек, осуществленную в Советском Союзе, со сложившейся в стране социальной, экономической и политической обстановкой, а крупные мероприятия в области советского библиотечного дела объяснял такими особенностями развития советских библиотек, как государственный характер их деятельности, общедоступность, неуклонный рост количества читателей и т.д. Особенно характерно для Егорова в этот период внимание к потребностям массового читателя, к проблемам учета и планирования осуществляемой в его интересах библиотечной работы. "Работники книгоиздательского дела дают книге прицел, книгоснабженцы мчат ее к этой цели, но лишь библиотеки могут учесть процесс подлинных попаданий. Отсюда первое и основное пожелание: постоянная и действенная связь и совместная работа книгоиздания, книгораспространения и библиотечного книгопотребления", - писал Егоров в пожеланиях первому Всесоюзному книгорторговому совещанию, подчеркивая необходимость согласованной работы всех звеньев доведения книги до читателя в интересах широчайших масс советских людей.
В качестве заместителя директора Библиотеки им. В.И. Ленина Егорову пришлось принять самое близкое участие в разработке концепции функционирования библиотеки в связи с постройкой комплекса новых зданий. Суть концепции, получившей название "теории трех уровней", Егоров изложил авторам статьи в журнале "Красный библиотекарь". Согласно "теории" библиотека функционально делилась на три "вертикальных" и три "горизонтальных" части. "По вертикали" это образующие квадрат четыре библиотечных корпуса, один из которых предназначен для обработки литературы, другой - для ее хранения и два - для обслуживания читателей; "по горизонтали" - корпуса, предназначенные для читателей, на различных этажах которых должны удовлетворяться потребности различных читательских групп. Концепция, сформулированная Егоровым, во многом была утопичной и не получила практического применения во вновь построенных зданиях ГБЛ. Тем не менее эта система вызвала большой интерес библиотечной общественности, что наглядно проявилось во время поездки Егорова в Германию, Данию и Норвегию в июле-августе 1928 г. Основной целью командировки было изучение западноевропейских библиотек, особенно новых библиотечных зданий. Вместе с тем Егоров принял участие в проходившей 7-14 июня в Берлине Русской исторической неделе, в рамках которой выступил с докладами. Отчет Егорова показывает, что в Германии и других странах он провел очень большую работу, давшую ряд ощутимых результатов: оживление обмена изданиями, открытие межбиблиотечного абонемента между советскими и германскими библиотеками, укрепление связей между Библиотекой им. В.И. Ленина и научными библиотеками Берлина, Бреслау, Лейпцига.
Отдавая много сил и энергии разработке библиотековедения, Егоров не прекратил библиографическую деятельность. В сотрудничестве с Д.Г. Зандберг он составил, например, обзоры немецкой и французской литературы по вопросам колониальной политики и колонизации с приложением подробной библиографии.
В середине 1920-х гг. Егоров в сотрудничестве с другими работниками Ленинской библиотеки составил списки советской исторической литературы за 1926 и 1927 гг. для библиографического ежегодника Международного комитета исторических наук.
В дальнейшем Егоров был отстранен от начатой им работы. Другой библиографический указатель, подготовленный на основе материалов отдела всеобщей истории - капитальная "Библиография Востока". При всех недостатках, отмеченных критикой, это издание стало ценным вкладом в советское востоковедение. Большое значение Егоров придавал универсальной библиографии научной литературы.
В 1923 г. он разработал и представил в Совет по изучению производительных сил при Госплане СССР проект библиографирования научной литературы, согласно которому составление библиографии новой литературы по всем отраслям знания должно было осуществляться на базе фондов и справочного аппарата Библиотеки им. В.И. Ленина при организационном руководстве Госплана СССР. Проект Егорова принят не был, поскольку в середине 1928 г. Совнаркомом РСФСР была утверждена и начала свою деятельность комиссия по индексам научной литературы, ставившая перед собой аналогичные цели. Егоров стал экспертом этой комиссии.
Во второй половине 1920-х гг. деятельность Егорова в области науки и культуры достигла расцвета. Он является действительным членом Государственного ученого совета Наркомпроса РСФСР, Ассоциации востоковедения при ЦИК РСФСР и ее ученого совета, Археографической комиссии Академии наук СССР, руководит Московской секцией Российской академии истории материальной культуры.
14 января 1928 г. Егоров был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Совершенно неожиданно судьба ученого круто переменилась.
30 августа 1930 г. он был арестован по сфабрикованному ОГПУ "делу Академии наук".
После годичного тюремного заключения Егоров был выслан в Ташкент. Здесь он начал работать в Государственной публичной библиотеке Узбекской ССР, но здоровье ученого было подорванною
Умер Василий Иванович 24 ноября 1931 г. в Ташкенте.
 
Источник:  Горяинов А.Н. Человек неукротимой энергии // Советская библиография.- 1991.- №2.- С.49-59.


В начале XX в. Дмитрий Николаевич Егоров отдыхал в Силламяэ. Н.М. Гершензон-Чегодаева пишет в своих  воспоминаниях о Cилламяги:
Помню полурусскую, полуиностранную жизнь, эстонцев и немцев, чистенькие магазины и курзал, из которого неслись вечерами звуки вальсов. Помню некоторых жителей: высокую фрейлейн Брокгаузен - владелицу дач и доктора Барнеля, лечившего нас, маленького Оскара - сына мельника, нашего приятеля, хорошо помню многих дачников, петербургских мальчиков Петю и Никишу Полибиных в матросских костюмчиках и их бонну. Многих московских литераторов, ездивших в Силламяги. Жили там Вячеслав Иванов с семьей и историки Дмитрий Моисеевич Петрушевский, и Дмитрий Николаевич Егоров. У Егорова были дети постарше нас. Они любили тискать меня и затаскивать к себе на дачу. Я почему-то этого ужасно боялась. Боялась даже проходить мимо их дачи. Особенный страх внушал мне старший мальчик Андрюша, так, что потом все детство и юность я не любила имя Андрей. Не могла же я тогда знать, что моя судьба сольется с этим именем и оно будет таким близким, родным.
В одно из этих двух лет в дачном обществе образовались два круга теннисистов и любителей городков. Теннисом заправлял Егоров, красивый и элегантный, в белых фланелевых брюках. Я любила ходить на теннис, смотреть на нарядных мужчин и дам, слушать очень нравившиеся мне возгласы "Аут", "Гейм" и т.д.

Труды Д.Н. Егорова  
Воспоминания о Д.Н. Егорове

Литература в библиотеке

Н.М. Гершензон-Чегодаева. Первые шаги жизненного пути (Воспоминания дочери Михаила Гершензона). Москва : Захаров, 2000. стр. 15-19, 99, 104.