Александра  Ивановна  Давыдова
1802-1895

В середине XIX века Силламяэ был небольшой дачный поселок. Сюда время от времени приезжала отдыхать семья декабрис­та В.Л. Давыдова. После возвращения из Сибири Александра Ивановна, жена декабриста, иногда выезжала на лечение на курорты Прибалтики. Чаще всего она отдыхала с семьей в Силламяэ.
Александра Ивановна Потапова, дочь мелкого чиновника, еще в 1819 г. 17-летней девушкой сошлась с родовитым  В.Д. Да­выдовым. Мезальянс этот долго - до мая 1825 г. - не был официально оформлен. Поэтому уже после осуждения Давыдова его братьям пришлось немало похлопотать об усыновлении собственных детей "политически мертвым отцом". Александра Ивановна приехала в Сибирь, когда ей было 26 лет. Она приехала позже: надо было пристроить шестерых детей. В Ленинграде, в Пушкинском доме, сохранилось письмо А.И. Давыдовой генералу Раевскому:  "Вы меня и бедного брата Вашего не забыли, - пишет она, - извещали о детях наших, как отец и истинный брат... муж мой много и часто горюет о детях наших, но надеется на Бога и на Вас так же, как и я. Я уже посвятила всю себя бедному мужу моему, и сколько ни сожалею о разлуке с детьми моими, но утешаюсь тем, что выполняю святейшую обязанность мою"          
 Первый "каторжный" ребенок, сын Вака (Василий), появился уже в Чите, в 1829 г. За Вакой последовали еще шестеро: Александра, Иван, Лев, Софья, Вера и Николай.


Давыдова А.И. с детьми в Петровском заводе (1835 г.)

Все требовали не только внимания и забот - к этому Александра Ивановна при­выкла, но и денег. А денег в семье Давыдовых всегда не хватало. Да и здоровье не было богатырским. В сибирских письмах Давыдова больше всего жалуется на слабое здоровье и безденежье. "Нашим горестям нет конца. День ото дня они прибавляются, и наше положение таково, что удерживаюсь вам его описывать, оно слишком поразит вас, - сообщает Александра Ивановна старшим дочерям из Петровского завода. - Отец ваш тоже крепится. Но один Бог может поддержать нас!"


А.И. Якубович. В.Л. Давыдов с женой в Чите

Тяжело переживает она разлуку с детьми. Какая пытка для матери поздравлять дочь с именинами за шесть тысяч верст! Или получить портреты детей. "Как выросли, как милы, и нам с мужем их не видать!" - жалуется Давыдова Н.Д.Фонвизиной. И вместе с тем мемуаристы единодушно отмечают "необыкновенную кротость нрава, всегда ровное расположение духа и смирение" Александра Ивановны. "Двадцатилетние страдания всякого рода не истощили нашего терпения и покорности к воле Всевышнего", - признается и сама Давыдова в письме к детям.
Несмотря на душевные замечательные качества,  А.И.Давыдова не стала столь известна, как Волконская или Муравьева. Современники писали о ней совсем мало. Тем больший интерес и может быть, ценность представляет отзыв о ней самого В.Д. Давыдова.            
"Без нее меня уже не было бы на свете", - писал Василий Львович из Петровского завода. - Ее безграничная любовь, ее беспримерная преданность, ее заботы обо мне, ее доброта, кротость, безропотность, с которою она несет свою полную лишения и трудов жизнь, дали мне силу все перетерпеть и не раз забывать ужас моего положения".
Лучшим подтверждением слов Давыдова может быть акварельный портрет Николая Бестужева, запечатлевший скорбно-поэтический, благородный образ Александры Ивановны.
Декабрист Давыдов умер в октябре 1855 г. в Сибири, не дождавшись амнистии, которой смогла воспользоваться только его семья. Через тридцать лет в Каменку вернулась женщина, вступившая в свое второе пятидесятилетие, пережившая вместе с мужем нерчинскую каторгу и многолетнюю ссылку. Александра Ивановна, вернувшисьиз ссылки, говорила: "Какие героини? Это поэты из нас героинь сделали, амы просто поехали за нашими мужьями..."
В Каменке с Давыдовой познакомился П.И. Чайковский, сестра которого вышла замуж за сына декабриста. В письмах к Н.Ф. фон Мекк Чайковский неоднократно с большим уважением и теплотой писал об Александре Ивановне: "Вся прелесть здешней жизни заключается в высоком нравственном достоинстве людей, живущих в Каменке, т.е. в семействе Давыдовых вообще. Глава этого семейства, старушка Александра Ивановна Давыдова, представляет одно из тех редких проявления человеческого совер­шенства, которое с лихвою вознаграждает за многие разочарования, которые приходится испытывать в столкновениях с людьми. Между прочим, это единственная оставшаяся в живых из тех жен декабристов, которые последовали за мужьями в Сибирь. Она была и в Чите, и в Петровском заводе, и всю остальную жизнь до 1856 года провела в различных местах Сибири. Все, что она перенесла и вытерпела там, в первые годы своего пребывания в разных местах заключения вместе с мужем, поистине ужасно. Но зато она принесла с собой туда утешение и даже счастье для своего мужа. Теперь это уже слабеющая и близкая к концу старушка, доживающая последние дни среди семейства, которое глубоко чтит ее. Я питаю глубокую привязанность и уважение к этой почтенной личности".
В другом письме из Каменки от 15 октября 1879 года Чайковский так говорит об Александре Ивановне: «Все многочисленное семейство Давыдовых питает к главе семейства обожание, которого вполне достойна эта поистине святая женщина...
Вообще много горя пришлось ей перенести в молодости, зато старость ее полна тихого семейного счастья. И какое чудное это семейство! Я считаю себя счастливым, что судьба столкнула меня с ними и так часто дает мне случай видеть в лице их душевное совершенство человека».
В одном из писем Чайковский сообщал о том, что Александра Давыдова «отлично помнит» Пушкина.
Александра Ивановна Давыдова прожила в изгнании тридцать полных лишений, долгих, тяжелых лет и увековечила себя не только как мужественная и самоотверженная женщина, но и тем, что собрала в альбом, выполненные декабристами рисунки.
Известно, что многие декабристы, находившиеся на каторге и в ссылке, хорошо рисовали портреты и виды местности, в которой жили.
В этом альбоме Давыдовой было 27 акварелей и сепий, одна гравюра и одна фотография. Благодаря Александре Ивановне, эти рисунки дошли до нашего времени.
А.И.Давыдова умерла в 1895 году, девяноста трех лет от роду.    

Читать в Интернет об А.И. Давыдовой:

  1. Декабристы в Енисейской Губернии
  2. В добровольном изгнании
  3. Александра Ивановна Давыдова

Литература в библиотеке

Литература:

  1. 40. А.И. Давыдовой : [Париж, 20 июля /1 августа [1868 г.] Суббота] / Пётр Ильич Чайковский // Письма к близким : избранное / Петр Ильич Чайковский;редакция и комметарии: В.А Жданов. - Москва : Музгиз, 1955. - с. 40, 41
  2. "Выполняю святейшую обязанность мою": Василий Львович и Александра Ивановна Давыдовы / Ирина Кленская // Радуга = Vikerkaar : литературно-художественный публистический альманах Союза писателей Эстонии. Nr. 2, 2002. Таллинн : Периодика, 2002, стр. 49-51.
  3. Павленко. Э.А. Женщины в русском освободительном движении : от М. Волконской до В. Фигнер. - Москва : Мысль, 1988. - 269,[2] lk., 8 l. ill.
  4. Павлюченко Э.А. В добровольном изгнании. - Mосква : Наука,1984, с. 64-66. Декабристы / Сост. В. Орлов.- М.-Д., 1951, с. 584-585.